Перевод интервью для Spindle Magazine (16 ноября 2018)

— Первым делом, расскажи немного о себе и о музыке, которую ты делаешь.

— Меня зовут Джо, но я выпускаю музыку под псевдонимом nothing,nowhere. Я не знаю, что за это за жанр, я создаю всевозможную музыку, но обычно называю это экспериментальной музыкой, она объединяет инди, альтернативу и рэп.

nothing,nowhere - интервью для Spindle Magazine

— Тебе было 12 лет, когда ты начал «делать» музыку, что изначально тебя привлекло?

— Думаю, я был всегда подвержен этому влиянию. Я рос, катаясь на скейте, и я полагаю, что панк и рэп — синонимы к этому. Каждый раз, когда я был в скейтпарке, все приносили свои CD-диски и врубали их на бумбоксе.

Также, мой отец — огромный музыкальный фанат, он слушает музыку, типа The Clash, Talking Heads — у него действительно интересный музыкальный вкус. Таким образом, меня всегда окружала музыка, и именно так я и оказался здесь.

— Мне интересно, откуда взялся псевдоним «nothing,nowhere» — как ты решил назваться так?

— Я смотрел лекцию философа Алана Уотса, и он говорил об Анитьи, которая является одной из основных доктрин в буддизме (наряду с дукхой и анатманом составляющая Три признака существования), это мне действительно интересно. Лектор говорил о том, что мы в сущности ничто. Я помню, что был озадачен идеей быть ничем, в моей голове я просто сказал «ничего, нигде». Я придумал это имя 4 года назад, а официально начал этот проект 3 года назад.

— Недавно ты выложил «dread», можешь рассказать немного об этом?

— «dread» — это, наверное, самая визуальная песня, которую я создал, потому что она очень межличностная. Это произошло после трудного лета, во время которого я не занимался музыкой и не выходил в интернет. Итак, «dread» была моим возвращением к музыке, попыткой снова почувствовать себя хорошо. Это очень важный трек для меня.

Процесс был действительно органичным, я не брал свою гитару в руки 3 месяца, и я помню, что сидел в своем подвале с гитарой, и все это просто вылилось из меня. А когда я проснулся на следующее утро, передо мной была целая песня!

— Как это было: выложить этот трек после тяжелого лета?

— Это было облегчение, я думаю, я чувствовал, что я был потерян в течение нескольких месяцев: я не был в сети или не публиковал ничего, и это было просто отличным напоминанием о поддержке в сети, которая у меня есть. Поэтому было здорово снова восстановить связь со всеми и почувствовать себя менее одиноким.

— Ты часто обращаешь внимание на беспокойство и психическое здоровье, обсуждение психического здоровья в твоей музыке, действительно важно для тебя?

— Да! Я имею в виду, что у меня есть много вопросов, касательно психического здоровья, и я знаю много людей, которые также борются с этим, и с этими проблемами действительно сложно справиться. Совсем недавно люди начали говорить об этом более открыто, и я знаю, что для меня мой любимый тип музыки — это печальная музыка, не знаю, как сказать это лучше, не потому что мне нравится смотреть в окно и просто грустить, а потому что я люблю честную и неподдельную музыку, это заставляет меня чувствовать себя менее одиноким. Наверное, я просто надеюсь, что смогу сделать это для других людей.


— Ты затронул тему написания музыки, когда мы обсуждали «dread», сочинение песни — это что-то важное для тебя?

— Процесс сонграйтинга всегда отличается, но я стараюсь не думать об этом слишком много. Я люблю писать песни, это освобождение для меня, я не знаю, что бы делал без этого. Но я также стараюсь, не воспринимать это слишком серьезно и просто наслаждаться этим, потому что, если я перестараюсь, то обычно получается трэш. Я очень благодарен судьбе за умение писать песни.

— Ты находишь, что сонграйтинг — это то, что приходит к тебе естественным образом?

— Это хороший вопрос! Иногда я думаю, что это естественно для меня, но в других случаях бывает ощущение, будто я никогда раньше не писал песни. Несколько дней я сижу в течение 4-6 часов, пытаясь что-то придумать, и просто в конце концов сдаюсь. В другие дни мне требуется около 10 минут, чтобы придумать что-то, я думаю, что обычно песни, которые занимают меньше времени, часто являются лучшими. Это очень противоречивая вещь, по крайней мере для меня.

— Что касается жанра, ты сказал, что тебе нравится создавать экспериментальную музыку, и ты предпочитаешь не клеймить себя жанром — можешь рассказать мне немного об этом решении? И как ты нашел свой звук?

— С точки зрения того, как я нашел свой звук, то для меня это стало естественным, потому что я вырос, слушая эмо и рэп-музыку, и я просто поклонялся исполнителям в этих жанрах. Когда я рос, я участвовал в эмо-группах и также читал рэп, поэтому я как бы объединил их обоих. Я чувствую, что это лежит в основе nothing,nowhere — это идея поддержания своего рода изменчивости. Мне не нравится, когда на меня вешают клеймо, потому что я не хочу пытаться оправдать чьи-то ожидания или разочаровать кого-то, если я в конечном счете поменяю свое звучание. Я хочу выражать себя по-разному, а не классифицировать себя принадлежностью к одной конкретной нише.

— Что ты хочешь, чтобы люди усвоили из твоей музыки?

— Я не знаю, я просто надеюсь, что это воспринимается так аутентично, насколько это возможно. В конце концов, я просто хочу помочь людям, будучи честным и, надеюсь, дать кому-то немного утешения.

— Пару слов о выступлениях.. Вы только что закончили тур по Великобритании/Европе, как это было?

— Это превзошло любые ожидания, которые у меня были, это было невероятно. У нас был солд-аут на площадках по всему миру, что кажется нереальным, но так или иначе это было! Даже с языковым барьером музыка — универсальна, и связь ничем не отличалась, независимо от того, в какой стране мы находились. В каждом зале, в котором мы играли, было много энергии и эмоций. Я благодарен, и я просто не могу поверить, что сделал это, я все еще пытаюсь привыкнуть ко всему этому.

— Не мог бы ты сказать, есть ли заметная разница между концертами дома, в Америке, и концертами в Великобритании/Европе?

— Да! Я бы сказал, что толпы в Великобритании и Европы не уступают американцам, залы в Великобритании и Европе были действительно шумными, а то, как они пели вместе со мной — было чем-то особенным. США лучше взять это на вооружение, потому что это будет сложно!

— У вас есть выделяющийся концерт, который ты запомнишь навсегда?

— Лондон! У нас был солд-аут в «Garage», там было 600 человек. Все знали слова, это было действительно приятно. Конечно, я никогда не забуду этого.

— Какая твоя любимая и наименее любимая вещь во время поездок в туры?

— Моя любимая вещь — встречаться с множеством разных людей, быть подвергнутым воздействию разных культур, просто увидеть мир! Наименее любимым — это отсутствие сна и моя склонность заболевать каждый раз, когда мы в дороге! Я также скучаю по чистой одежде все время, но это определенно стоит того!

— Мне интересно, что ты назовешь своим самым большим достижением на данный момент?

— Каждый день для меня является достижением. Столько вех, которые я достиг. Но прямо сейчас, честно говоря, попасть в Великобританию и Европу — мое самое большое достижение!

— И, наконец, какой совет ты бы дал 15-летнему себе?

— О чувак! Я бы сказал, просто продолжай делать именно то, что ты делаешь, все будет лучше! Оставайся рядом с друзьями, потому что в конце, они все, что у тебя есть. Продолжай кататься на скейте.

Оригинал: spindlemagazine.com
Автор: Eva Waite-Taylor
Фотографии: Aaron Crossman
Источник перевода: good vibes only
Не стесняйтесь заходить к ребятам и говорить им спасибо!


Мне будет очень приятно, если ты поделишься этой статьей с друзьями 😉