ТЫ НЕ МОЖЕШЬ БЫТЬ НИГИЛИСТОМ И В ТОЖЕ ВРЕМЯ ТВОРЦОМ

Мэрилин Мэнсон о сингле “We are Chaos”, жизни во время пандемии, новой волне влияния и своем любимом альбоме Дэвида Боуи.

В эту пятницу Мэрилин Мэнсон намерен выпустить свой одиннадцатый студийный альбом “We are Chaos”. В преддверии выхода альбома артист пришел в Heavy Consequence, чтобы обсудить это и многое другое.

Вслед за щедро обласканным музыкальными критиками альбомом 2017 года “Heaven Upside Down”, в качестве продюсера для нового альбома Мэнсон нанял Шутера Дженнингса. Сингл “We are Chaos” представляет собой заразительный глэм-рок номер, остальная же часть LP исследует более глубокие, тяжелые и личные грани музыкального канона Мэрилина Мэнсона.

Мэрилин Мэнсон о сингле We are Chaos, пандемии и прочем

В этом году Мэнсон должен был поддержать Оззи Осборна в его туре. Но тур перенесли на более поздние даты из-за проблем Князя тьмы со здоровьем. Как оказалось, этот тур был бы отменен в любом случае – мир накрыла пандемия и связанные с ней ограничения.

Во время нашего разговора, Мэнсон рассказал о своей повседневной жизни в это время, и о влиянии пандемии на общество. Также мы поговорили о центральных темах нового альбома, артистах глэм-рока и новой волны, которые повлияли на его создание, а также о его любимом альбоме Дэвида Боуи.

Ниже вы можете прочитать интервью с Мэнсоном, а также сделать предзаказ его новой пластинки “We are Chaos”.

О том, как пандемия повлияла на привычный уклад жизни

Пандемия затронула каждого из нас, и я не исключение. Мне повезло, что я не очень люблю выходить на улицу и общаться с людьми. Единственное, что меня печалит – это отсутствие гастролей и возможности выступать перед большим количеством людей, я очень привязан к этому. Во время карантина я пытался сосредоточиться на искусстве. Признаться честно, смотрел очень много телека и различные фильмы, но пытался и из этого вынести какую-то пользу. Также я работал над созданием своего арт-бука, после того, как сделал обложку нынешнего альбома. Арт-бук выйдет позже в этом году.

Альбом я закончил еще в январе или около того.

О зеркалах и их связи с альбомом “We are Chaos”

Когда я работаю со словами к песне, часто мне кажется, что я говорю сам с собой – даже когда я пишу их, я ставлю перед собой зеркала. Так что это не всегда история о ком-то другом. В этом альбоме есть место и романтике в традиционном смысле этого слова, не в смысле песен о любви – хотя, возможно, кто-то извлечет из него и такое. Когда я слушаю этот альбом, он заставляет меня чувствовать себя романтически настроенным – в зависимости от настроения и обстоятельств – иногда это весело, иногда грустно.

Если размышлять об истории – то это не всегда прошлое, иногда это и настоящее. История – живое существо во всех смыслах. Она пишется каждую секунду. Наш разговор – это тоже история. Таким образом, мы не всегда может смотреть на вещи прямо или следить за ними по времени, особенно когда находитесь в эдакой Сумеречной зоне, беспорядке, который длится 24/7, когда теряете счет дням и не знаете, какой он сейчас по счету. Очень трудно вспомнить, какой сегодня день, кто-то может сказать тебе или ты можешь посмотреть на календарь…

В некотором смысле, это время принесло мне свободу – хотя запись этого альбома произошла задолго до того, как все это произошло с миром. Мы закончили запись в январе. Да и песня We are Chaos была написана как минимум полтора года назад, и была изначально весьма лиричной. Тогда я больше размышлял о том, как мне относится к внешнему миру, в эмоциональном и ментальном плане, и старался не слишком зацикливаться на политике и религии. Хотя во всех аспектах нашей жизни всегда есть влияние религии и политики.

Я хотел, чтобы моя пластинка стала книгой.

Я представил, что на каждой странице альбома много зеркал. Когда вы слушаете ее, то пишете свою историю жизни. Концепция альбома заключается в том, чтобы каждый слушатель видел в ней себя – она рассказывает историю, которая будет разной для каждого, включая и меня самого. Я до сих пор обдумываю все это – для меня самого это в новинку. Я всегда спрашиваю людей, которые послушали пластинку – «У тебя будет «хэппи-энд», или это печальный конец, или трагичный?»

Я хотел, чтобы пластинка была похожа на какой-нибудь фильм, или на книгу и картину, или на стихотворение – чтобы она стала опытом слушателя, а не только моим опытом. Чтобы это было похоже на то, что я извлек из своих любимых альбомов — будь то “Diamond Dogs” [Дэвида Боуи] или “Welcome to My Nightmare” [Элиса Купера] или “The Wall” [Pink Floyd], когда в их творчестве ты по-настоящему чувствуешь самого себя. Ты – часть чего-то большего, и ты можешь в это погрузиться. Я думаю, что эскапизм сейчас очень важен. Когда я писал пластинку, я, конечно, не ожидал, что окажусь взаперти, но это был хороший опыт – послушать ее самому в течение долгого времени и затем в большей мере осознать критические оценки людей, когда она выйдет в свет. Надеюсь, они интерпретируют ее так же, как я сам, возможно, даже не осознано.


О песне “We are Chaos” и влиянии на нее глэма, готики и новой волны.

Мы встретились с Шутером около четырех или пяти лет назад, когда я снимался в «Сыны Анархии» в качестве актера. Изначально мы собирались записать песню для шоу, но в итоге мы не стали с ними работать из-за ограничений, которые нам поставили. Однако мы хотели поработать вместе. Все началось, когда мы вместе исполнили кавер на песню Боуи — “Cat People”. Затем наши творческие отношения получили развитие, мы много разговаривали друг с другом, делились мыслями на различные темы. Он поделился со мной старыми песнями Kinks и T.Rex, затем мы болтали о вещах, которые нас вдохновляли и восхищали.

Не только альбомы и предыстория к ним, и использованное нами оборудование для записи и сама процедура записи напоминала мне всякие эти странные штуки Шутера, потому что он чрезвычайно подкован технически. Он коллекционирует старинные и старые вещи – например, до сих пор использует факс. Иногда я стою у его двери и звоню в дверной звонок, а он в это время распечатывает то, что ему прислали по факсу. Может, он просто чудак, но меня это забавляет. Когда мы записывались, мне казалось, что мы попали в 80-е. И я поделился с ним творчеством “Love and Rockets” и это в некоторой степени повлияло на “We are Chaos” — она чем-то схожа с их песней “Haunted When the Minutes Drag”.

Я спросил у него: «Ты слышал эти 12-струнные акустические гитары Love and Rockets?» Потому мне очень нравилось, как они звучат. И в этом, конечно, есть элемент Боуи, и, конечно же, есть элемент глэм-рока. Мы сели и слушали много песен типа “Echo & The Bunnymen” Joy Division с Bauhaus и “Scary Monsters” Боуи… Сложно сказать, какая моя любимая запись у Боуи, но “Scary Monsters” была первой, поэтому, наверное, она. Но самые большие эмоции у меня вызвала, все-таки, “Diamond Dogs”.

И я думаю, что Ziggy Stardust (сценический образ и одноименная песня Д. Боуи – прим. перевод.) оказал колоссальное влияние на то, что я делал в начале своей карьеры – на Antichrist Superstar в том числе. И, хотя песни не звучали как глэм-рок, в каком-то смысле это было частью одной большой системы, это была идея создания истории, в которой каждый мог бы спросить себя: «Окей, а кто он?» «О чем он говорит?». В этом есть незримое чувство одиночества.

[Шутер и я], когда были объединены общим делом и созданием музыки, заметили, что некоторые песни, к которым мы оказались больше всего привязаны, — это эра новой волны, в которой присутствовали элементы отрешенности и какой-то мрачности. Это была не то чтобы грусть – нет, скорее это было уныние, но оно было заманчивым. Эта музыка была почти без эмоций, но в ней скрывалось очень много чувств. И, вероятно, это привело меня к каверу на “Sweet Dreams” в моем более раннем творчестве.

О песне “Don’t Chase the Dead

Эта песня, когда только задумывалась, начиналась именно с гитарной партии, которую исполнял Шутер. Песня очень динамичная, но в припеве мы можем слышать элементы Боуи берлинской эпохи. В припеве мы играли на гитарах с Шутером и создали своего рода эффект гетеродинирования между двумя инструментами. Поэтому эта песня имеет эффект нарастающего беспокойства, и в тоже время романтики. В каком-то смысле, это похоже на Конец света. Это было тем, что я хотел уловить и высказать в этой песне.

И теперь мы как-бы загнали себя в этот беспроглядную тьму, но думаю, в этом как раз и есть надежда. Искусство всегда дает надежду, иначе, зачем все это? Вы не можете быть творцом и нигилистом одновременно, потому что это – невозможно. И эта песня и видео будет совершенно отличаться от “We are Chaos”. Я думаю, что в качестве традиционного сингла-тизера больше бы подошла “Don’t Chase the Dead ”, однако мы с Шутером остановили выбор на “We are Chaos”. Это более необычный подход к представлению альбома, публика не готова к другому звучанию пластинки. Это то же самое, что я сделал и с «The Dope Show».

Я полагаю, что звучание этого альбома будет кардинально отличаться от того, чего вы ожидаете, как не раз бывало и в Antichrist Superstar и в Mechanical Animals.

Оригинал статьи: consequenceofsound.net
Источник перевода: группа ВК «Melody Maker»
Не стесняйтесь заходить к ребятам и говорить им спасибо за качественный контент!


Мне будет очень приятно, если ты поделишься этой статьей с друзьями 😉