Когда-то фанам прекрасной банды нравилось её ненавидеть, но сейчас шеффилдские ребята Bring Me The Horizon – одна из самых масштабных групп, дающих выступления. В преддверии релиза их смелого, прекрасного и разрывающего все границы альбома «amo», Эндрю Тренделл встречается с ними на фестивале Reading, проходящем в Берлине и Лондоне, чтобы больше углубиться в их последнее изобретение – очерченное смертью, разводом и вновь найденным счастьем.

Bring Me The Horizon: Мы никогда не думаем умирать

На фестивале Reading 2018 года, Bring Me The Horizon триумфально возвратились на сцену с их “секретным” лайвом на сцене Radio One. Сингл «MANTRA» был выпущен буквально несколькими днями ранее. Вновь начав в духе классических BMTH, выступление открылось сетом, состоящим из восьми песен, чтобы вновь сорвать двери и погрузиться в новую для группы эру.

Для героев шеффилдской банды, однако, 10 лет назад была совершенно другая история, связанная с ненавистью, которая ожидала их на этом фестивале, где они тогда появились впервые. После того, как выступили тогдашние хедлайнеры Slipknot, каждое действие ребят освистывали на главной сцене – и Bring Me The Horizon должны были выступать на одиннадцатом часу фестиваля. Их дебютный альбом “Count Your Blessings” привлёк столько же насмешек, сколько и одобрения; шокирующая комбинация крайней грани и дэткора, они были полностью готовы к традиционному взрыву Reading Festival.

Это было ужасно, — вспоминает фронтмен группы, Оли Сайкс. — В нас летело буквально всё – телефоны с камерой, бананы, щебёнка, кетчуп – всё это в нас кидали. Это было сумасшествие


Но они выдержали, потому что, между ними, Bring Me The Horizon сбросили с себя прежнюю шкуру, что сделало их способными преодолеть наркозависимость, личный кризис и насмешки критиков, не становясь при этом рок-звёздами, печально закончившими свою карьеру.

Мы люди с очень большой силой воли, — говорит барабанщик Мэтт Николлс. — Мы были детьми, когда собрали группу, и получили очень много дерьма. Мы не позволили ему сломить нас. Мы приобрели личностную черту под названием “Никогда не думай умирать”. Мы не сдаёмся, мы не воспринимаем какое-либо дерьмо. Мы делаем то, что делает нас счастливыми.

Спустя несколько месяцев, после того как они выстрелили в толпу на Reading and Leeds Festival в 2008 году, группа сменила их деэткорное звучание на нечто более приемлемое и доступное в их втором альбоме «Suicide Season», но осуждения всё ещё были. Это продолжалось, в какой-то степени, и с выходом альбома в 2010 году (а сейчас глубокий вдох) «There Is A Hell, Believe Me, I’ve Seen It, There Is A Heven, Let’s Keep It A Secret». Но тогда мир проснулся. Представляя элементы электроники, а также чуть больше оттенков светлой и тёмной стороны, он привлёк восторженные отклики, взорвал чарты, входя в двадцатку лучших альбомов – таким образом, принеся им значительную прибыль.

Когда клавишник группы Worship Джордан Фиш присоединился к ребятам в 2012 году, BMTH разбавили своё звучание нотками поп-музыки – и их мир был у их ног. Оба альбома 2013 года «Sempiternal» и 2015 года «That’s The Spirit», разошлись тиражом более 1,5 миллиона копий, в то время как последний держался на вершине парада, который также был продублирован 1 300 копиями на стереофоническом “даже близко не таком захватывающем” «Keep The Village Alive».

Bring Me The Horizon штурмовали Wembley и Royal Albert Hall, их угроза мейнстриму, становящаяся манифестом, когда Сайкс позорно сломал стол Coldplay в 2016 году на премии NME Awards во время сумасшедшего представления «Happy Song» – очень заманчивая тема для заголовков в жёлтой прессе. Но вся эта вакханалия, которую устраивал Сайкс в период употребления наркотиков, декаданса и рок-н-рольных выходок – совершенно не то, что мы видим, когда встречаем его с Николлсом, входящих в лобби роскошного берлинского отеля с фитнес-коктейлем и парой сумок с продуктами.

Перед тем, как написать «Sempiternal», Сайкс сидел на кетамине (болеутоляющее, транквилизатор). Он принял решение о прохождении реабилитации, признавая, что он “нахрен ненавидел себя” и “ему было плевать, жив он или мёртв”. Сегодня, разговаривая своим мягким, южно-йоркширским акцентом нараспев и теребя свою серёжку в ухе, он является олицетворением представителя школы Дзен от Ин до сумасшедшего на голову Янь безумного культового лидера, которого мы видим сегодня на сцене.

Каждый участник группы сейчас находится на своём месте, — говорит Николлс. — Люди женятся, у них появляются дети, а также они преодолевают сложные моменты в жизни. C «Sempiternal» всё взлетело вверх. Никто не знал лично, что происходит. На этот раз, я думаю, все уверенно стоят на ногах, чувствуя твёрдую почву под ногами.

Сайкс соглашается: “Это странно. Мы стали старше сейчас, но то, как мы на данный момент подходим к каким-либо вещам, сейчас кажется намного более свежим подходом, чем мы когда-либо предпринимали.”

Вы, возможно, видели Сайкса, разъезжающего по Шеффилду на своей Tesla, где он всё ещё проживает и ведёт бизнес (его бренд одежды Drop Dead, веганский бар, ресторан, центр игровых автоматов и музыки “Church: Temple Of Fun” – хипстерская горячая тока в бывшем индустриальном районе на острове Келхам.

Николлс и гитарист Ли Малиа также остались на месте (в Шеффилде), в то время как клавишник Фиш и его семья живут южнее в Ньюбери, а басист Мэтт “Веган” Кин проживает свою жизнь в солнечном Лос-Анджелесе. Кажется, всё в порядке. Как результат некоторой непредусмотрительности в течение последних нескольких лет, Сайкс чувствует сейчас сладостно-горькое чувство благодарности за то, что он называет “кнопкой перезагрузки” – преодоление его наркозависимости.

Если бы всё не зашло так далеко, и мы бы просто продолжали плыть по течению, мы бы пришли к той точке, где многие группы начинают распадаться”, говорит он. “Это тот момент, где вы начинаете ненавидеть друг друга, что приводит к обидам и недопониманиям. Это тот момент, когда люди говорят: “Есть более лёгкий способ делать деньги” и уходят.

Всё, через что мы прошли, нас закалило. Музыка – это самая важная вещь в моей жизни, и я собираюсь полностью в неё окунуться и посвятить себя ей. Музыка сейчас моя зависимость.

За их спиной, возможно, было много вызовов, но, однако, нельзя сказать, что написание «amo» было лёгким процессом. После изнурительной кампании для «That’s The Spirit», новорождённый сын Джордана Фиша Элиот заболел после внутримозгового кровоизлияния (к счастью, он выжил), Сайкс развёлся и должен был это принять, узнав, что его жена имела связь на стороне. Сейчас он вновь счастлив в браке с бразильской моделью Алиссой Саллс и – довольствуясь своим положением на данный момент – фронтмен чувствовал, поначалу, нежелание рассматривать в качестве музы свою последнюю травму.

“На этом альбоме я действительно не хотел писать о моём разводе или говорить о моей бывшей жене”, говорит он. “Я не хотел заставлять того человека чувствовать себя более жалким или вообще уделять ему какое-либо внимание. Я также не хотел, чтобы кто-то думал, что я несчастен в данной ситуации, в которой нахожусь на данный момент, потому что я действительно рад, что всё произошло так, как произошло. Спустя некоторое время я осознал, что мне не о чем больше говорить, кроме как о своём жизненном опыте. Я не могу выдумывать истории. Я не могу выдумывать эмоции, которых я не испытывал.”

Казалось важным, что мне следует писать именно об этом, потому что я не прошёл никакого курса терапии. Моя мама говорила мне, что нужно сделать именно так. Написание текстов, выражение всего этого в песнях и выплёскивание наружу помогает протекать негативу лучшим возможным способом.

Неверность и предательство отражаются на альбоме в треке «in the dark», но весь альбом «amo» пропитан гаммой любви [португальское слово, означающее “любовь”, так же, как и параллель со словом “ammo” как призывом к оружию]. Главный сингл «MANTRA» сравнивает влюблённость с безусловной преданностью и слепой верой, словно возведение её в культ, «medicine» говорит о том, что необходимо встать спиной к негативным отношениям в твоей жизни, и «why you gotta kick me when I’m down» – послание фанатам, которые презирают личную жизнь Сайкса. Более ярким является трек «mother tongue». “Это прямая песня о любви, в частности, обо мне, говорящем моей жене как сильно я люблю её”, говорит Сайкс. “Она о том, каким сумасшедшим является тот факт, что мы говорим на разных языках, но это никогда не вызывало затруднений.”

Следующий трогательный момент прослеживается в треке «i don’t know what to say», который написан в честь семейного друга детства Сайкса — Эйдана, который умер от рака в 2017 году.

“Она о том, как я нервно говорю то, что не успел сказать ему, перед тем, как он умер. Было страшно об этом думать, потому что как ты можешь поговорить с кем-то до того, как он покинет этот мир? Ты не можешь говорить им, что всё будет хорошо, когда ты знаешь, что это не так. Песня также о том, насколько храбрым он был. Если бы я оказался в подобной ситуации, и на моей жизни был бы поставлен временной штамп, я бы был ужасно эгоистичным, жил бы в страхе и твердил “К чёрту этот мир”. Да как ты даже просто можешь встать с кровати, чувствуя весь этот груз на себе?”

Произнося речь победителя на Alternative Press Music Awards в 2014 году, публично рассказывая об употреблении наркотиков, или написав гимн 2015 года Avalanche о его диагнозе СДВГ и о том, как препараты перестали дарить ему чувство беззаботности, искренность Сайкса доказала то, что она являлась для него неким стимулятором, помогающим преодолеть трудные времена. Я спросил его, как то, что он поделился этим со всем миром, помогло ему найти какой-то смысл во всей этой и драме и путанице.

Когда я отправился на реабилитацию, одна из тех вещей, которую они говорят тебе делать – написать письмо”, отвечает он. “Необязательно, чтобы оно было кому-то адресовано. Ты просто записываешь, как ты себя чувствуешь и кладёшь его в конверт, затем просто сжигаешь его или делаешь с ним что-то ещё. Лично я никогда не мог этого сделать. Я обычно спрашивал себя “В чём смысл?” Я уверен, что это работает, но мне нужно делать это как часть моей работы. Она имеет значение, и люди должны её услышать.

“Ты не только начинаешь ощущать это освобождающее чувство описания твоих эмоций на бумаге, но также у тебя появляется рифма, затем в голове начинает играть мелодия, ты чувствуешь её, затем ты просто выходишь из этого состояния и идёшь петь об этом на сцене. Это нечто ментальное”.

И также это распространяется по всему миру. Ещё со времён их хаотичного начала, Bring Me The Horizon сейчас конкурируют с группой Muse как главная рок-группа на концертной арене. Вечернее шоу в берлинском закрытом и похожем на пещеру UFO im Velodrom – аудиовизуальная зрелищность брутальной силы, гимнов и театральной постановки. Это сетлист, который охватывает почти все треки из последних двух альбомов, за исключением двух новых синглов и трека 2010 года It Never Ends. Но затем, спустя несколько ночей в Лондоне, олд-скульным фанатам BMTH дан шанс насладиться любимой группой.

Мы являемся группой уже на протяжении 15 лет, — говорит Сайкс, говоря толпе фанатов в зале Ally Pally. — Мы старые. Я знаю, мы выглядим молодо, но мы уже нафиг старые. У нас шесть альбомов, некоторые из них хорошие, некоторые – очень хорошие, некоторые – не очень, но некоторые из вас, засранцев, кажется, любят их. Хотите услышать некоторые старые вещи?

Далее следуют сносящий крышу микс из четырёх треков, как наследие их ранней неистовой работы, открывая окно в их намного более безумные начала. Не привыкайте к этому. Правда заключается в том, что они уже устали от этой брутальщины на рок-сцене.

“Есть люди, которые слушают музыку, которые, в свою очередь, хотят покончить жизнь самоубийством или страдают депрессией, поэтому некоторые артисты, в действительности, пишут что-то связанное с этим”, говорит мне Сайкс, при этом с осторожностью, не упоминая никаких имён. “На самом деле, это не выглядит чем-то подлинным. Эмоция – это полный набор спектра, словно цвета. Она заключается не только в злости. Каким образом ты собираешься выплеснуть её наружу только с помощью гитары и криков? Тебе также нужно исследовать всё, что с этим связано”

Гитара не должна быть единственным инструментом, она должна представлять собой некоторую консистенцию. Не нужно заострять внимание на том, присутствует она в треке или нет. Если для тебя важно наличие гитары в песне, это значит, что ты странный. То есть, блин, “почему?

Открыто осуждаемые на протяжении десятилетия в связи с тем, что они не похожи на рок-снобов, когда хотят найти их собственные креативные идеи, Сайкс ссылается на это: “Вот почему мы действительно чувствуем какую-то отдалённость от рок-сцены, потому что не было какой-то иконы на рок-сцене на протяжении 30 лет.

Вы знаете что я имею в виду? Кто был последней великой иконой? — спрашивает он. — Это всё Metallica и Black Sabbath. Все группы, которые являются хедлайнерами на многих шоу, — это все те группы, которые образовались ещё 20 лет назад. Рок не выпустил легенду за эти десятилетия, в то время как другие жанры наоборот.

Сайкс не хочет вживаться в эту роль. Вероятно, он насмехался над этими мультяшными металл-группами, когда он сам стал фейковым культовым лидером в их недавнем видео на трек MANTRA, но он не преклонен в свой идее невозможности жить в “фиксированных границах цветов и изображений”, которые идут рука об руку с этим жанром. “Есть нежелание выходить за рамки и не быть пародиями на самих себя,” говорит он. “Чтобы орать в крови и с рогами на голове. Тебе не нужно быть тем, что вписывается в понятие “рок”. Чтобы быть настоящим и чистым, тебе нужно лишь следовать лишь маленьким ограничивающим правилам. Например, мы, как бы мы могли выжить?”

Разве мир рока не предполагает доброжелательности и вовлечения?

“Он не вовлекает”, отвечает он. “сцена не любит, когда группа становится большой. Это словно кто-то что-то крадёт у них. Для нашей группы как раз пришло время, где мы бы не могли больше развлекать этот мир.”

Таким образом, вновь ссылаясь на свежее воплощение: калейдоскопический мир «amo». Сведённый из 20-30 разнообразных демо (включая 2 с Boys || Men R&B и funky Caribbean vibes, что не выделило их сильно), он разбавлен трансом, попом, битбоксингом, балладами и экспериментальными саундскейпами.

Конечно, в нём присутствуют привычные рок-фейерверки, но с более открытой и универсальной стороны. Эти Bring Me The Horizon пытаются обращаться к этому, чтобы расширить аудиторию настолько, насколько возможно?

“У нас на этот счёт другая позиция”, говорит Сайкс. “Мы только что были в Америке и немного имели дело с прессой, и это заставило нас осознать, что сцена, на которой мы находимся, не позволит людям приобрести эту пластинку. Некоторые люди просто любят рок-музыку или металкор, и им не интересно что-либо ещё. Иногда мы ловили себя на мысли “О, это звучит как Oasis”, но это не так. В то же время здесь есть некоторые моменты, которые действительно на это похожи. Иногда это вообще не звучит как рок, и создаётся впечатление, что это чистой воды танцевальный трек.”

Группа признаётся, что они страдали прежде от постоянного давления ожиданий. Во время написания «That’s The Spirit», они признаются, что оказались в плену всего этого мейнстрима, имея желание быть великой яркой надеждой рока, быть Linkin Park следующего поколения, чтобы ещё больше открыться мейнстриму и стать масштабной группой на сцене. “Мы хотели сделать 11 фейерверков, 11 хороших треков, которые все могли бы быть синглами”, вспоминает Сайкс. “На этот раз, мы не хотели этого делать; мы хотели получить полный опыт от альбома.” Сайкс продолжает:

Люди, возможно, подумают, что мы уже не настолько тяжёлые, но для нас очень важно, что каждая песня заставляет почувствовать на себе мурашки. Это, в действительности, не то место, где находится сейчас музыка. Люди делают альбомы, содержащие 17 треков, и все они в одном темпе и под один и тот же бит. Это очень умно. Люди просто хотят фоновую музыку, которую будут ставить на репит. Выпуск такого альбома, как наш – это почти олдскул. Тебе нужно уделить внимание этому. Тебе нужно остановиться и принять это.

Привлечёт ли пластинка другую аудиторию?

Тяжело сказать, на самом деле”, отвечает Сайкс. “Откуда ты знаешь, что людям, которые идут на Creamfields (танцевальный фестиваль в Великобритании), понравится «nihilist blues»? Ты просто не знаешь.

На самом деле, трек «nihilist blues» – самый большой сюрприз в альбоме «amo»; переломный момент не признаваемого эксперимента. Неожиданная коллаборация с иконой поп-музыки Grimes, это сердце альбома и непривычный всплеск “евроденса лихих 90-х”, который можно сделать саундтреком к любой самой тёмной вечеринке.

После того, как она объявила о своей любви к Foals и Bring Me The Horizon, назвав их “будущим рока” в интервью несколько лет назад, группа приняла удар на себя, отправив Grimes трек для её собственных идей в нём. Она быстро одобрила эту затею и начала отправлять сообщения Сайксу насколько она была “воодушевлена”, что принимает в этом участие. Можно добавить, что её способность делать конфетку из всего, за что она берётся, идёт рука об руку с импровизацией, звуковыми эффектами и личными аранжировками.

Она такая сказала “Это самая прекрасная песня, что я когда-либо слышала”, улыбается Сайкс. “Полминуты она просила “ДАЙТЕ МНЕ ЕГО ДАЙТЕ МНЕ ЕГО”. Для меня, это было огромным показателем. Моей жене, действительно, тоже очень нравится Grimes, и она такая “Она не будет этого делать, она слишком классная, она слишком переборчивая.” Затем, когда Grimes отправила вокальную партию, она буквально рыдала от счастья. Когда она вернулась, она была словно фонтан. Она просто рандомно писала мне “Чувак, это снесёт людям крышу”. И мы такие «Чёрт, о да»

В текстовой составляющей, песня отражает собственный экзистенциальный кризис группы, связанный с достижением того, что, как они думали, являлось их точкой назначения, и вопросом “А что сейчас?”, перед тем как они осознали свободу, которая наступает в результате преодоления волнения по поводу неизбежности. Это гимн для миллениалов (поколение Y – поколение, родившееся после 1981 г.), которые чувствуют, что им больше некуда идти, в то время как голоса роботов стонут: “Я взбирался на стены/Чтобы избежать этого тонущего чувства/Но я не могу спрятаться от нигилиста за моей дверью”.

“Я бы не назвал себя нигилистом, но я, определённо, связан с тем, о чём говориться в треке”, размышляет Сайкс. “Я чувствую, что в моей жизни много пустоты. Это не то чтобы прямо негативная вещь для меня, но иногда я спрашиваю себя “Каков смысл жизни? Куда мы идём?”

“Иногда кажется, что всё настолько важно. Для детей нашего поколения необходимо быстро найти и осознать, кем они являются, иначе, они проиграли. Так много людей проходят через это чувство, когда они не женаты, или не находят работу мечты, или не удовлетворены своим именем. Ты чувствуешь себя так, словно твоя жизнь бессмысленна. Нет, твоя жизнь всё ещё бессмысленна, когда ты её находишь, и это то, что тебя освобождает. Не важно, всё и так хорошо. Всё когда-то закончится.”

Другие гости на альбоме «amo» – битбоксер Rahzel из The Roots, и икона Дэни Филт из готик-метал группы в жанре игры demi-Gods Cradle of Filth. Слухи о том, что на альбоме будет Post Malone, оказались неправдой. “Мы просто тусовались и поехали в Вегас”, подтверждает Николлс, добавляя, что, в то время как они “ценят и уважают всё, что он делает”, они не хотят, чтобы он был у них на записи”. Но кто может сказать, что будет в будущем? Отсюда, Bring Me The Horizon говорят, что они “более заинтересованы в том, чтобы уходить в сторону, чем подниматься наверх”; исследуя укромные места и закоулки пространства, которое они создали для себя, чем просто подниматься вверх по шкале.

Часть их уходящей в сторону траектории идёт вместе с возглавлением чарта All Points East этим летом, выбирая что-то немного более любопытное и эзотерическое, чем такой предсказуемый шаг, как хедлайнесркое выступление на Reading & Leeds Festival. Вместе с этим, они организуют себе поддержку самостоятельно, получив лайки от панков IDLES, рэп-дуэта Run The Jewels, восходящие поп-панки Yonaka и trap-metal энигма SCARLXRD. Из всех тех действий, к которым Сайкс стремится, он отрицает таких рок-монолитов, как Linkin Park или Metallica, называя Бона Айвера “уважаемым культовым артистом с множеством последователей”. Они хотят быть лучшей группой Британии, не самой масштабной, выходящей из металла.

“Не имеет значения, являются ли эти новые песни коммерческими или маркетинговыми, мы просто хотим делать то, что мы, мать его, хотим”, говорит Сайкс амбициозно по поводу «amo». “Мы осознали, что невозможно играть в две игры одновременно. Если мы хотим быть как Twenty One Pilots или Panic! At The Disco и делать это безошибочно, мы должны играть в эту игру. Для нас, это был бы компромисс.

“Есть много людей, которым просто не нравится наша группа или, наоборот, люди, которые воспринимают нас серьёзно, потому что они думают, что мы часть сцены”, делает он вывод. “Я чувствую, что сейчас мы подходим к тому моменту, когда люди такие: “Знаете что, должные овации этой банде.”

Неудержимые своими корнями, Бринги открывают более широкий горизонт. Они всё ещё на пьедестале, несмотря на всё то, что было вылито на них.

Оригинал (engl): Bring Me The Horizon: «We never say die»
Источник текста: Bring Me The Horizon [Oliver Sykes]
Перевод: Татьяна Щербина


Мне будет очень приятно, если ты поделишься этой статьей с друзьями 😉
П Переводчик: Татьяна Щербина
Источник: vk.cc/8XuULw​