Доминик Харрисон (Dominic Harrison), более известный как Yungblud – артист, которого трудно не заметить в последние 12 месяцев. Выпустив свой дебютный альбом в мае прошлого года, в котором звучат широко известные синглы “I Love You, Will You Marry Me” и “Polygraph Eyes”, 21-летний певец из Донкастера закружился в вихре мировых гастрольных туров, а в данный момент вернулся на родные берега, чтобы совершить концертное турне по стране.

Yungblud: Мы чуем хрень за милю

Хвастаясь своей проницательностью, с которой трудно соперничать, Доминик делится своими мыслями о важности того, чтобы молодое поколение было политически грамотными и неравнодушным, каковым он и является, благодаря своей постоянно растущей армии поклонников в социальных сетях и тщательно продуманным текстам песен. В преддверии своих австралийских шоу Yungblud поболтал с нами о своей жизненной программе, о том, насколько важна сознательность нашего поколения, и о своих впечатлениях от куриных Twisties.

Best Before: У тебя были довольно сумасшедшие 12 месяцев; как все проходило?

Yungblud: Это был полный дурдом; сам не верю. Мы выложили запись в апреле 2017-го и теперь мы готовим к выпуску еще много музыки, а также гастролируем. Это кажется таким безумием.

— Да, выглядит безумно; ты много поездил по миру, в прошлом году был в Австралии, и с тех пор ты постоянно растешь и растешь. Каково было быть все время в дороге, столько гастролей?

— Мне нравится колесить и встречать множество людей. Я хочу повидать как можно больше. Это именно то, что надо. Я хочу устанавливать связь между людьми. Всю свою жизнь я чувствовал, что кричу свое мнение в пустой темной комнате, где меня никто не слушает, а теперь я чувствую, что веду беседу с моими поклонниками. В поездках бывает тяжело, но я всегда получаю удовольствие от них, потому что это самая лучшая на свете работа, она позволяет мне общаться с огромным количеством людей. Yungblud – это выход для людей, которые чувствуют, что не могут быть самими собой, и я хочу, чтобы все здесь чувствовали понимание и были верны себе.


— Это определенно исходит от тебя; во всей твоей лирике и во всех социальных сетях ты очень открыт ко всему, и ты реально находишь контакт со своими фанатами.

— Да, 100%. Все, что я хотел делать – это писать важную для меня хрень и быть предельно настоящим и, в конце дня и сейчас, все, что я хочу делать – писать без цензуры, потому что куча контента разбавлена и размыта. Столько людей пытается лезть в политику, но явно видно, что им на все плевать, так что это полная ерунда. Я просто думаю, что наше поколение такое умное и образованное, что мы распознаем чушь собачью за километр.

Это именно то, что надо; Я хочу устанавливать связь между людьми.

— Да, абсолютно верно, становится заметно, что постепенно люди по-настоящему становятся более социально осведомленными, и поэтому очень важно, чтобы были такие как ты, и чтобы делали то, что ты делаешь.

— Честно, я считаю, что надо быть такими, потому что мы видим, что творят Тереза Мэй, Дональд Трамп и BREXIT, и что реально происходит в мире, нужно держать руку на пульсе, иначе эти люди будут решать за всех и диктовать наше будущее. Наше поколение умное, и я думаю, многие из нас знают, чего мы хотим в жизни, и нам плевать на наше будущее. И это страшно, что люди, стоящие у руля ослеплены «катарактой» старых идеологий и не способны идти вперед.

— Страшно подумать, что случится в мире в ближайшие 10 лет, ведь мы владеем информацией под рукой и буквально испытываем на себе изменения в прогрессе, и очень важно, чтобы люди использовали это в своих интересах и пытались менять все к лучшему.

— Да, точно! Очень интересное время. Столько молодых людей фактически собирается вместе и говорит об этих проблемах, и мы можем поддерживать друг друга. Я так много черпаю от своих фанатов, это такое бесподобное чувство.

— Могу представить, это особое чувство быть тесно связанным со своими поклонниками! И в прошлом месяце ты как раз провел свое последнее шоу за 2018, не так ли?

— Да, я сыграл последний концерт за год, что довольно глупо, потому что весь год был чертовски насыщенным; это был самый безумный год в моей жизни. Но я уже снова в студии. Я немного сумасшедший, поэтому я вечно что-то пишу и творю. В настоящий момент я чувствую, что в студии я точно знаю, что хочу сказать, и я просто хочу сделать как можно больше релизов. У меня внутри бушует огонь, и мне нужно его выпустить.

Это страшно, что люди, стоящие у руля, ослеплены «катарактой» старых идеологий …

— Будет ли у новой музыки звучание, схожее с первым альбомом, или ты пойдешь немного в другом направлении?

— Я поднимусь на шаг вверх от этого альбома, я оттолкнулся от него. Я привел своих парней из группы в студию, и мы вкладываем энергию живого выступления. Я так горжусь первым альбомом, но и возбужден новым звуком, который мы записываем.

— Здорово! А еще ты скоро возвращаешься в Австралию!

— Черт, не могу дождаться! Я люблю Австралию, и все там сходят с ума. Я очень хочу вернуться — там так быстро приняли Yungblud’а, и я никогда этого не забуду. Австралия одна из первых стран, что поняла и приняла меня именно таким, какой я есть, и я буду это помнить вечно. Я постараюсь приезжать туда при любой возможности, потому что фанатская база там невероятная. И я очень хочу поесть Tim Tams и куриные Twisties.

— Ты предпочитаешь куриные Twisties сыру? Довольно противоречиво!

— Ага, только курицу!

— А что можно ожидать от новых шоу? Ты будешь играть много новой музыки?

— Да, черт возьми! Мы будем играть так много новой музыки! Будет куча сюрпризов на этих шоу. А потом мы будем выкладывать еще в течение всего года. Когда я приехал и играл на фестивале Splendour, нам выделили слот в 1:30 дня в воскресенье, и я думал, будет мертво, но там было столько людей, и многие знали буквально каждый трек. Было так классно это видеть. Честно говоря, я так рад вернуться сюда, я чувствую, как будто обновляюсь.


Оригинал (англ): We Can Sniff Bullshit Out From A Mile Away”: Yungblud On Acumen And Action — BestBefore.co (14.02.2019)
Автор: Emily Mathison

Мне будет очень приятно, если ты поделишься этой статьей с друзьями 😉