— Йоу, я YUNGBLUD, как дела? Вы слушаете нас с Ангусом (ANGUS O’LOUGHLIN) в шоу «20 актуальных треков».

— Я очень взволнован, Австралия, мы в прямом эфире, вещаем на всю страну, начинаем как и обычно — Ангус в студии, но напротив меня сидит невероятно талантливый новый исполнитель и его зовут YUNGLBUD. Привет, приятель!

Yungblud - перевод интервью с Ангусом

— Йоу, чувак, как оно?

— Я очень взволнован твоим присутствием здесь, но ещё я рад компании, потому что по выходным мне становится невероятно одиноко…

— О да, могу представить, чувак.

— …Но ты в Австралии, играешь крупные концерты и я бы хотел поговорить о траектории твоего движения и о том, с чего ты начинал. Было очень интересно наблюдать за твоим творческим путём. Количество людей на концертах, на которых ты выступаешь в Австралии, выросло в геометрической прогрессии.

— Да, это безумно. Было так странно за этим наблюдать. Вы, ребята, были одними из первых, кто меня поддержал и заметил. Это безумно важно для меня, ведь вы заметили меня даже раньше, чем это сделали в моей родной стране. Я очень люблю приезжать в Австралию, потому что это одно из первых пристанищ для моей музыки. Ну, ты понимаешь, так что я просто балдею.

— У меня есть очень волнующее объявление, которое я хочу сделать на этом шоу. Ты будешь с нами на протяжении минут 30-40. YUNGBLUD в студии, больше интервью с ним далее.

— Да, чувак!


— Мы в студии с YUNGBLUD и получаем твиты от людей, которые совершенно точно знают, кто ты, но, для людей вроде моей мамы, у которой до сих пор хранится диск с песнями Майкла Болтона (прим. пер. — американский певец, исполнитель медленных любовных баллад), — она любит поддерживать меня и слушает мою радиостанцию — так что для мамы, которая сейчас слушает, и для людей, которые не знают, кто такой YUNGBLUD, как бы ты описал себя и свою музыку?

— Ну, во-первых, привет, мама Ангуса! Как вы? Я очень хорошо провожу время. Ну, мне 21, я с севера Англии, в своей музыке я как бы смешиваю хип-хоп, рок-н-ролл и поп-музыку и у меня довольно много энергии!

— ОЧЕНЬ много. Она не кончается.

— Так что привет, приятно познакомиться!

— Давай поговорим о… мы сказали ранее, что количество твоих фанатов дико увеличилось и твоя музыка выросла тоже за последний год. И это всё вырастет, когда мы сделаем наше объявление, время которого скоро подойдет. Но давай поговорим об этих 12 месяцах, ибо я видел твое первое австралийское выступление, которое проходило в крошечной сиднейской комнатушке. Они привезли твоего гитариста, барабанщика и тебя, и вы выступали перед сотней людей в этой тесной маленькой комнате, где я выпил много текилы. Когда я увидел тебя в очередной раз, ты выступал в Oxford Arts Factory! (прим. пер. — площадка в Сиднее вместимостью в 500 человек) Мы пришли, чтобы послушать тебя, а потом пошли на Кендрика Ламара позже этим же вечером. И опять же, было круто, ибо в тот первый вечер люди из индустрии, которые не знали, кто ты такой, получили представление о твоей музыке. И они стали твоими фанатами. Я даже не знаю, сколько времени потребовалось для этого изменения.

— Это произошло за пару месяцев и это просто смешно и безумно для меня — наблюдать, как быстро это всё строилось. Я думаю это из-за того, о чём повествует моя музыка и что она олицетворяет. Мне хотелось олицетворять что-то настоящее своей музыкой и наблюдать, как люди ассоциируют себя с ней. В моих личных сообщениях в Инстаграме люди часто говорят: «Откуда ты знаешь, о чём я думаю, хотя мы никогда не встречались?» И я такой: «Чего?!», это сводит меня с ума.

— Хоть Инстаграм и не начало и конец всего сущего, это по сути ничто, просто обычное общество, но этот рост был сумасшедшим. Я помню как подписался на тебя, у тебя было 3000 подписчиков. За год это число почти дошло до 350.000. С ума сойти!

— Безумие. Я не могу поверить в это. Я просыпаюсь каждый день и думаю «Что?!» Я надеюсь, что никогда не перестану этому удивляться, потому что это шокирует меня каждый день.


— Надеюсь, эта улыбка не будет сходить с твоего лица, когда ты будешь просыпаться. Я хочу поговорить о музыке в целом, пока мы не перешли к большому объявлению. Я спросил твоих фанатов в Твиттере: «Он будет у меня в студии, вы ассоциируете себя с его музыкой, есть ли у вас какие-то вопросы?» и получил несколько действительно классных вопросов от твоих фанатов. Например, какой текст из написанных твой самый любимый?

— Оу, мой любимый текст… Наверное, «Polygraph Eyes«. Я горжусь этим текстом целиком, потому что в нём говорится о проблеме, которая очень для меня важна. Он о девушках, которыми пользуются парни после буйных вечеринок. Я действительно усердно работал над этим текстом. Я хотел, чтобы он резонировал с людьми и имел большое значение. И я думаю, что я ещё не написал ничего, способного превзойти этот текст. Я сильно стараюсь, но…

— Я люблю строчку «Я лучше буду мучеником, чем буду выращивать помидоры.»

— Да, чувак! Забавно, что в одиночестве я лучше буду мучеником, чем буду выращивать помидорки.

— С твоим акцентом это звучит лучше.

— Мы в студии с YUNGBLUD и приближаемся к большому объявлению: новая песня с потрясающими приглашенными артистами — не с одним, а с двумя — которую мы будем крутить. Скоро мы к этому придём. Мы поставим новую песню YUNGLBUD «11 minutes«, которая также представит Холзи и Трэвиса Баркера, совсем скоро. Это потрясающие новости, ты должен остаться на время песни, у меня есть вопросы от твоих фанатов и от меня тоже. Александра Уотт задала тебе вопрос: «Если бы ты мог выбрать, с какими тремя музыкантами, почившими или живыми, ты мог бы записать альбом, кого бы ты выбрал?»

— Наверное, Дэвид Боуи, потому что это было бы просто сумасшедше, может Эминем, просто посмотреть, что выдаст мой разум, и, наверное, Мадонна, потому что было бы круто.

— Культово.

— Да, культово! Очевидно нужно нацеливаться на большее.

— Почему бы и нет, у тебя ведь был выбор. Я подписан на тебя в Инстаграме, твои живые шоу полны энергии, просто безумны, но я заметил, что чаще всего попадаю на сторис, где ты разбиваешь гитары. Есть ли какой-то бюджет, который тратится на гитары, которые потом будут сломаны? Сколько гитар ты уже сломал?

— Честно говоря, я не разбиваю так уж много гитар, я просто бросаю их таким образом, чтобы они не разбились. У меня Телекастер (прим. пер. — Fender Telecaster, одна из самых популярных электрогитар, произведшая революцию в музыке в своё время), я беру его как бейсбольную биту, чтобы он не разбился, но я помню как на последнем шоу Европейского тура, после швыряний гитары на двенадцати концертах, она треснула посередине, так что мой гитарный техник просто сказал: «Чувак, можешь тогда сдуреть и совсем её уничтожить.» И я такой: «О да, круто, погнали!» Но да, я плачу за гитары.

— Значит это в рамках бюджета. Спасибо, Фендер!

— Спасибо, Фендер!

— К волнующим новостям: мы близки к премьере твоего трека «11 minutes» на 56 радиостанциях по всей Австралии. Я только что услышал эту песню впервые, буквально секунды назад. Это коммерческий звук в его лучшем возможном проявлении. Хоть ты и сильно хочешь играть свою музыку, и я уверен, что она всё ещё аутентична для тебя, это круто, когда твои песни крутят по радио.

— Я думаю, что моя цель — это вернуть рок-н-ролл в коммерческую музыку. Рок сейчас очень изолирован. Это важно для меня. И было очень круто записываться с Эш, то есть Холзи, и Трэвисом Баркером, потому что мы все — грустные маленькие эмо ребятишки. Нам нравится рок-н-ролл и мы подумали: как нам сделать этот трек коммерческим, но резонирующим с людьми, чтобы его услышали, и чтобы мы при этом вновь вернули рок-н-роллу видное положение. Было здорово просто творить всем вместе, и отдача была просто сумасшедшей. Я просто в экстазе.

— Забавно, до этого в нашей студии было десять человек и все они мотали головой под твою песню, которая ещё даже не вышла.

— Да, как я и сказал, я просто просыпаюсь каждый день и это просто безумно, так что всем, кто считает мою музыку чем-то важным, спасибо! Потому что вы делаете эту северную мартышку очень счастливой!

— Трэвис Баркер. Я видел видео на YouTube, где его руки, казалось, были ускорены монтажом, знаменит по Blink-182, как он попал на этот трек? Откуда появился контакт?

— Это безумно, я помню как писал барабанную дорожку и думал: «Чувак, нам нужны живые ударные на этом треке» и Зак Сервини, мой продюсер, сказал: «Знаешь, кто будет круто звучать на этом треке? Трэвис Баркер» и я такой: «Ты прав!» И подумал: «Как нам пригласить Трэвиса на эту запись?» И Эшли, в смысле Холзи, такая: «У меня есть его номер.» Ну конечно, конечно у неё был номер. И Зак говорит: «Вообще у меня тоже есть его номер.» Так что Зак написал ему и 20 минут спустя Трэвис был в студии. Я просто стоял с отпавшей челюстью, тринадцатилетний я просто помер на месте, ибо «ЧЕГО?! Это Трэвис Баркер играет на барабанах в моей песне!»

Он был в студии десять минут, пришёл, справился с одного дубля, и я говорю: «Трэвис, это было потрясно, можешь сыграть это еще раз, чисто ради нашего развлечения?», и он такой: «Конечно, чувак, без проблем!» и опять делает это шикарно. И в конце все практически валялись на полу, эта энергия… Что было круто, так это то, что энергия наполняла всю комнату, она была будто наэлектризована. Было круто просто ощущать это, потому что это именно то, ради чего ты всё это делаешь. Ты делаешь это ради момента, когда просто смотришь на то, что только что сотворил, смотришь на то, что произошло, и все просто скачут как кролики. Это было безумие!

— Наверняка это было потрясающее ощущение.

— И когда песня выходит, ты можешь слышать всю её душу и отчаяние и страсть.

— Когда ты говорил об ощущениях во время записи, многие люди поняли, что это была будто свободная программа для Трэвиса, типа «иди и удиви нас» и это удивительно подходит под остальную музыку, потому что он просто монстр и у него в голове свой собственный тикающий метроном, но у тебя есть свой собственный барабанщик. Трэвис Скотт, простите, Трэвис Баркер совершенно очевидно не едет с тобой в тур…

— Трэвис Скотт тоже может поехать, было бы круто.

— Да, было бы отлично. Но Трэвис Баркер не поедет в тур с вами, сказал ли твой барабанщик что-то типа: «Вот жеж блять!»

— Чувак, мой барабанщик до усрачки напуган! Я поставил ему эту песню в первый раз и увидел как он стремительно бледнеет. Но он тренируется постоянно. Мой барабанщик — самый заведённый чел в мире. Он просто сел в своей спальне и стучал по подушкам, пока не усовершенствовал свои движения, потом пришел на репетицию, сыграл это всё и посмотрел на меня, типа «иди нахер, Дом» и я такой «ага».

— Давай поговорим о Холзи, которая начинает песню, ведь по сути это дуэт, как вы впервые встретились?

— Это просто безумие, мы просто встретились, когда оба были в Лос-Анджелесе, и между нами установилась связь. Это безумно, насколько похожи наши музыкальные вкусы, насколько мы похожи с ней чертами характера, и как забавно видеть нас вместе, потому что мы будто два торнадо, а остальные вокруг просто пытаются остановить нас, чтобы мы не смели́ ничего на своем пути. Она просто рок-звезда, чувак, это так круто.

— Полное разоблачение: мы записываем это в воскресенье, шоу выйдет на следующей неделе, но в четверг Холзи прилетит в Австралию, верно? И вы представите эту песню впервые вместе с ней.

— Абсолютно точно.

— Это будет очень волнующий момент.

— Я не могу дождаться этого момента. Она приезжает, потому что это особенная песня для нас обоих, да и для Трэвиса тоже, потому что мы просто исполняем музыку, на которой выросли, но в контексте 2019-ого года. И это нереально круто!

— Как думаешь, изменится ли твоя музыка? Потому что прошлые твои тексты были местами очень уединёнными, обособленными, и весьма личными для тебя. Как думаешь, будешь ли ты писать другую музыку, находясь в ином состоянии твоего разума и сердца?

— Думаю, да. Я всегда говорил, что мне просто хочется оставаться искренним. Я всегда говорил об этом людям. Я никогда не вешал на себя ярлыки, типа: я буду писать о политике, я буду писать о психическом здоровье. Это просто были темы, на которые я писал, потому что они были искренними для меня в те времена. Времена меняются и я просто буду писать о тех вещах, которые будут важны для меня в определенный момент.

— Я думаю, что это будет прекрасная музыка. Музыка, которую ты создаешь, отлична. Я считаю, что твои прошлые треки шикарны и считаю, что «11 minutes» шикарна тоже, и ты классный.

— Спасибо, чувак, ты крут, Ангус!

— В студии был YUNGBLUD и это «11 minutes» с Трэвисом Баркером, Холзи и YUNGBLUD в «20 актуальных треках».

— Крути пластинку, чел!

Полное интервью можно посмотреть здесь:

Источник текста: ВК группа YUNGBLUD
Перевод: Мария Тихомолова
Не стесняйтесь заходить к ребятам и говорить им спасибо!


Мне будет очень приятно, если ты поделишься этой статьей с друзьями 😉